SoyaNews
Контакты    Реклама    Подписка
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
регистрация
войти  |  регистрация

Интервью

Иллюзия о дешевых кормах

Интервью с Еленой Бахтиной, главным технологом по кормам и кормопроизводству агропромышленной группы «Продо»

22.07.2015
Источник: SoyaNews
«Продо» – один из крупнейших агропромышленных холдингов федерального масштаба на рынке птицеводства, свиноводства и мясопереработки. Предприятия группы расположены в Центральном, Южном, Сибирском и Уральском федеральных округах России. Бизнес «Продо» включает полный производственный цикл от производства сырья до реализации готовой продукции. Холдинг практически полностью обеспечивает себя кормами, производя ежегодно порядка 514 тысяч тонн комбикормов.

Елена Бахтина, главный технолог по кормам и кормопроизводству, работает в «Продо» с 2010 года. В интервью SoyaNews она рассказала, о том, что изменилось в компании с того времени, почему не приходится скучать на работе, как ей удалось изменить подход к делу в умах сотрудников и как любовь к животным и увлечение конным спортом переросли в профессию.



SN: Расскажите, пожалуйста, немного о своем образовании и карьере. Как давно вы работаете в группе «Продо»?
Е.Б.: В группе «Продо» я работаю с 2010 года в должности главного технолога по кормам и кормопроизводству. В свое время окончила Вологодскую государственную молочнохозяйственную академию им. Верещагина, по специальности зоотехник. Моя карьера начиналась в Вологодской области на молочном производстве. Конечно, не думала, что буду работать в комбикормовой отрасли. Но судьба распорядилась иначе, и мне предложили работу на ОАО «Шекснинский комбинат хлебопродуктов» в качестве технолога по кормлению. В 2005 году Шекснинский комбинат вошел в состав агропромышленной компании «ОГО», а с 2007 года моя карьера продолжилась уже в Москве в качестве технолога по кормам в этой компании. В столице до группы «Продо» работала в агропромышленных холдингах «Фининвестхлебт», «Провими» и «Росзерно».

Фото предоставлено пресс-службой группы «Продо»

SN: Что вам дал предыдущий опыт и что вы обрели в группе «Продо»?
Е.Б.: Мне довелось работать в компаниях разной специализации, и каждая, конечно, дала неоценимый опыт. Полученный багаж знаний как раз и помог мне быть эффективным менеджером в крупном разнопрофильном холдинге. В «Продо» меня приглашали под конкретные задачи. В первую очередь надо было разработать регламент по качеству входящего сырья и производимых комбикормов. Также важно было усовершенствовать программы кормления – для снижения себестоимости готовой продукции и повышения качества продукта. Кроме того, было необходимо провести аудит и переоснащение производственных кормовых лабораторий, модернизацию и перевооружение комбикормовых производств в соответствии с современными требованиями рынка. В мою сферу ответственности входят технологии производства комбикормов и результаты кормления – производственные показатели выращивания животных и птицы, в том числе кормовая себестоимость живой массы.

Что лично мне дала работа в «Продо»? В первую очередь, позволила серьезно повысить квалификацию и расширить горизонты. Работать в команде специалистов знающих и любящих свое дело, креативных и умеющих быстро реагировать на требования рынка, всегда увлекательно и доставляет большое удовольствие. В общем, скучать некогда, так как руководством компании постоянно ставятся новые перспективные задачи, для решения которых необходимо быть в курсе инноваций в комбикормовой промышленности, новых и прогрессивных решений в кормлении животных и птицы. Компания «Продо» всегда заботилась об обучении специалистов - как в России, так и за рубежом. Использование в своей работе перспективных идей, почерпнутых в большей степени от европейских специалистов и адаптированных к нашей российской действительности, позволяет нам получать высокие производственно-экономические показатели.

SN: Что изменилось в группе с вашим приходом?
Е.Б.: Первых результатов добились через 1,5-2 года, так как самым сложным оказалось не переоснащение лабораторий и модернизации комбикормового производства, а изменение самого подхода к работе в умах специалистов наших производств. Но мы совместными усилиями смогли это преодолеть. В настоящее время видим плоды нашего труда – поступление только качественного сырья для производства кормов по характеристикам выше ГОСТов РФ, внедрение специально разработанной программы кормления, отличной от рекомендаций кросса/породы, которая позволяет нам даже в сложные с ветеринарной точки зрения периоды получать хорошие производственные показатели.

SN: «Продо» - один из крупнейших агропромышленных холдингов в России, предприятия которого находятся в разных регионах страны. Где расположены кормовые производства? Обеспечивает ли себя холдинг кормами?
Е.Б.: В состав группы «Продо» входят два комбикормовых завода: «Лиман» (Ростовская область) и «Лузинский комбикормовый завод» (Омская область). Также на предприятиях холдинга есть кормоцеха. Сейчас идет перевооружение кормоцеха «Калужской птицефабрики» в полноценный комбикормовый завод, его ввод в эксплуатацию намечен на 2016 год. Планируется приступить к первому этапу реконструкции кормоцеха птицефабрики «Пермская» с расширением производственных мощностей до 10 тысяч тонн комбикормов в месяц, и реконструкция «Лузинского комбикормового завода» с увеличением производства комбикормов до 60 тысяч тонн в месяц.

Кроме того, в планах «Продо» построить элеватор на 100 тысяч тонн единовременного хранения и завод по производству премиксов производительностью 650 тонн в месяц. Наша компания практически полностью обеспечивает себя кормами, исключение - птицефабрика ОАО «Тюменский бройлер», где нет собственного кормоцеха. Предприятие сотрудничает с ОАО «Тюменский комбинат хлебопродуктов».

Доля покупных кормов в общей структуре потребления животноводческих и птицеводческих подразделений холдинга составляет всего 14% - около 6 тысяч тонн в месяц или порядка 72 000 тонн в год.

SN: Какие именно корма, премиксы производит компания? Каков годовой объем производства?
Е.Б.: Группа «Продо» – один из крупнейших агропромышленных холдингов федерального масштаба на рынке птицеводства, свиноводства и мясопереработки. Предприятия группы расположены в Центральном, Южном, Сибирском и Уральском федеральных округах России. Бизнес «Продо» включает полный производственный цикл от производства сырья до реализации готовой продукции. Основное направление холдинга – производство мяса птицы (5 птицефабрик по выращиванию бройлеров) и свинины (свинокомплекс по выращиванию свиней на 29 000 свиноматок). Дополнительные производства – яичная птицефабрика и молочное скотоводство.

Общий объем производства комбикормов по всем предприятиям составляет 514 тысяч тонн кормов в год. Соответственно, мы разрабатываем рецепты для птицы, свиней и крупного рогатого скота. Премиксы производим на собственной линии в Омске для бройлеров и свиней, частично обеспечивая собственные предприятия, часть премиксов закупаем, проводя тендеры, у отечественных и европейских производителей.

SN: Как вы оцениваете ситуацию на кормовом рынке России?
Е.Б.: Как стабильную и довольно перспективную. Сейчас на наших предприятиях (и не только) реализуется курс на импортозамещение. Знаете, мы повернулись лицом к российскому производителю и увидели, что на нашем рынке есть хорошие кормовые добавки, которые могут составить альтернативу ранее используемым нами импортным ингредиентам. Доля импорта в компании была практически 100%, а на сегодня составляет порядка 50%. До 100% долю отечественных кормовых добавок мы вряд ли доведем, так как не все аналогичные продукты производятся внутри страны.

В целом же большинство компонентов, необходимых для производства кормов, на рынке есть. И что важно, отечественные производители готовы делать продукт «под нас». Например, мы выбирали ароматизатор для предстартерных кормов для поросят, который должен сохранять аромат на протяжении определенного количества времени после гранулирования. Нашли российского производителя, нам привезли бесплатные образцы, сделанные под наши требования. Мы их протестировали и выбрали то, что нам подходит. Работаем с данным производителем уже больше года, качеством продуктов довольны.

SN: Как происходит замена импортных составляющих на российские?

Е.Б.: Мы, конечно, все новые кормовые добавки тестируем на животных и птице. Выделяем на производствах опытные цеха/птичники с одинаковым оборудованием, микроклиматом, ветеринарной схемой лечения и профилактики. Готовим корма одинаковой питательности, отличие только во вводе тестируемого ингредиента. Отслеживаем результаты выращивания в возрастном разрезе, конечный результат – производственно-экономические показатели откорма (себестоимость живой массы).

SN: Какие проблемы вы видите на пути развития рынка?
Е.Б.: Проблема российских производителей – отсутствие маркетинга и элементарного продвижения.
Мы привыкли к тому, что иностранные компании умеют красочно рассказать о предлагаемых препаратах, готовят грамотные презентации, выпускают буклеты, предоставляют образцы продукции. На первоначальную презентацию приезжают не только менеджеры, но и консультанты с профильным образованием, умеющие донести до слушателей механизм действия в организме животного и птицы данного ингредиента. Отечественного производителя мы вынуждены искать в интернете, на профильных выставках и форумах. Сами приглашаем их на свои предприятия для презентации продукции.

Хотелось бы также, чтобы подтянулись наши профильные институты. Я считаю, что именно они должны идти впереди промышленного производства по инновационным продуктам, разработкам новых идей, направленных на получение максимальной отдачи от животного и птицы, и минимальных для этого затрат. Пока мы вынуждены двигаться вперед сами, перенимая опыт европейских коллег, их идеи и системные разработки, позволяющие достигнуть высоких производственных показателей, поменять систему менеджмента и организацию труда на наших предприятиях.

Очень мало у нас лабораторий высокого уровня, позволяющих проводить большой спектр исследований, вплоть до проверки на фальсификацию кормовых ингредиентов. В своих лабораториях мы проводим основной набор исследований, плюс аминокислотный состав, но уже встает вопрос о проведении более сложных исследований – ферментной активности, термостабильности пробиотиков, уровня ингибитора трипсина в соевых продуктах и т.д.

В настоящее время одна из европейских компаний на бесплатной основе проводит исследование сырья РФ на показатели питательности для создания базы по сырью, а кормов – на показатели питательности, наличие ферментных активностей, наличие синтетических аминокислот в кормах и т.д. Очень жаль, что таким мониторингом сырьевого и комбикормового рынка РФ не занимаются наши лаборатории.

SN: Фальсификация – большая проблема на сегодня?
Е.Б.:
Очень и очень. Голь на выдумки у нас в России, как говорится, хитра. Фальсификаты иногда делают поразительные. Так как у нас все входящее сырье проходит строгий контроль, то со временем мы отсекли часть недобросовестных поставщиков, поэтому сейчас случаев стало меньше.

Мы сталкивались с подделкой аминокислот, когда лизин разбавляли манкой. Фальсифицируют холин-хлорид, сою полножирную – вводят более дешевый горох и рапс. Рыбную муку очень любят подделывать. В основном именно поэтому в РФ многие предприятия, и мы в том числе, отказались от ее использования. В настоящее время закупаем рыбную муку только для предстартерных кормов для поросят, но работаем над ее заменой альтернативными источниками доступного протеина и ароматизаторами.

SN: И как можно бороться с такими тенденциями?
Е.Б.:
Конечно, бороться надо, централизовано. У нас на рынке эта работа не поставлена, и до сих пор есть предприятия, которые работают на рыбной муке и не подозревают, что, возможно, используют фальсификат. Они проводят простые исследования на влажность, сырой протеин, кальций, фосфор, что не дает возможности сделать вывод о фальсификации. Раньше рыбную муку фальсифицировали мочевиной, поэтому сделав простой анализ на карбамид, выявлялся некачественный товар. Сейчас это уже в прошлом, разбавляют натуральную рыбную муку перьевой, мясокостной мукой, шкурами и щетиной свиней. Добавляют даже синтетические аминокислоты, чтобы исследования показали результат, как для качественной рыбной муки.

Я озвучила эту проблему на недавно прошедшей конференции «Мировая соя». Многие просили меня опубликовать в общем доступе список неблагонадежных организаций. Но мы, к сожалению, не можем просто так объявить какую-то компанию неблагонадежной. Тут нужен государственный контроль и официальные вердикты. Своими исследованиями мы можем пользоваться только сами, и решать, с кем работать, а с кем нет.

SN: Вы за или против использования ГМ-культур в производстве кормов?
Е.Б.:
Споры про ГМО и влияние их на здоровье человека нескончаемы. Раньше были только противники использования ГМ–культур, сейчас ввиду недоказанности отрицательного влияния появились и сторонники. На конференции «Мировая соя» мы слушали выступления европейских специалистов по сое, и, оказывается, тенденция такова, что раньше только в США, а теперь и во всех странах, специализирующихся на выращивании данной культуры, используются в посеве практически только семена ГМ-сои. Урожайность ее выше, и, соответственно, ниже получаются затраты для фермера. Мы в качестве соевых продуктов в кормлении птицы и животных используем то, что предлагает рынок РФ, поэтому ориентироваться будем на предложения рынка.

SN: Многие животноводы в мире сегодня отказываются от применения антибиотиков при производстве мяса. Как вы думаете, эта тенденция затронет Россию? Наши хозяйства смогут обойтись без антибиотиков?
Е.Б.:
Сейчас в нашей стране обсуждается законопроект о запрете ввода антибиотиков в комбикорма для сельскохозяйственных животных и птицы. В Европе такой запрет действует давно. Мы проводим опыты, тестируем продукты по замене кормовых антибиотиков, так как понимаем, что данный закон будет принят. И опять же получается, что это все импортные продукты, отечественных предложений пока нет. У нас уже сейчас есть птицефабрики, где кормовые антибиотики не используются. Но совсем без антибиотиков интенсивному животноводству не обойтись.

SN: За какой масличной или зерновой культурой будущее российского кормового рынка? Как вы оцениваете потенциал сои и кормов из нее?
Е.Б.: Интенсивное животноводство в России сейчас пришло к сое.
За последние пять лет ее потребление в РФ выросло в два раза. В мире потребление также увеличивается.

Мы три года назад разработали новую программу кормления с высокими уровнями аминокислот, которая приносит очень хорошие результаты. В комбикормах, чтобы набрать необходимый аминокислотный состав, большую долю составляет соевый шрот. Надо сказать, качество соевых продуктов, произведенных в России, растет. Три года назад сырой протеин в российском соевом шроте находился на уровне 40-42%, а в этом году мы уже получили сырой протеин 44-45%, соответственно качество аналогично импортному соевому шроту. Когда курс доллара сильно вырос, мы три месяца закупали отечественный шрот, не потеряв при этом производственные показатели выращивания. Но российские производители не могут серьезно варьировать цены, поэтому при курсе примерно до 60 рублей за доллар импортный соевый шрот однозначно выигрывает.

Правда, в России есть и другие культуры. Например, подсолнечный шрот. Мы недавно заказали 20 тонн нового высокопротеинового подсолнечного продукта, чтобы протестировать на производстве. Пока ничего не могу сказать, так как эксперимент не закончен. Хотя уже сейчас хотелось бы немного поправить качество подсолнечных шротов – снизить долю сырой клетчатки до 12%, и тогда подсолнечный шрот может заменить в комбикормах для бройлеров до 30-40% соевого шрота, а в откорме для свиней практически полностью.

SN: Как часто вы меняете рецептуру корма? С чем связана необходимость изменений – это зависит только от состояния здоровья и возраста животных или в том числе от желаемого привеса?
Е.Б.:
Нами разработана основа и сама идея программы кормления для птицы и свиней. Естественно, что рецепты корректируются, при смене качества и цены сырья, входящего в состав корма, при вводе нового ингредиента, при изменении состояния здоровья животного и птицы в тот или иной период жизни. Для каждого возраста птицы и свиней свой рецепт, необходимый по своим питательным веществам именно в данный период жизни для развития и получения хороших производственных показателей.

SN: Чем принципиально отличается кормление животного на небольшой частной ферме и в крупном хозяйстве? Чем отличается состав корма?
Е.Б.:
На маленьком и на крупном предприятии принципиально в кормлении ничего не должно отличаться. Различаются только ветеринарные условия, плотность посадки, сроки откорма и планируемый финансовый результат. Наша основная цель – снизить себестоимость живой массы, чтобы птица или животное дали максимальную отдачу за минимальный срок откорма. А многие все еще считают, что чем дешевле корм, тем лучше. Но это иллюзия.

SN: Для каких групп животных сложнее всего подбирать корма, рацион каких животных требует большего внимания технолога?
Е.Б.:
Квалифицированному специалисту по кормам несложно разработать рацион для любых видов животных и птицы. Сейчас для всех система примерно одинакова, так как в мясном производстве нам важен один результат – максимально высокий привес и минимальные для этого затраты. Самые простые, пожалуй, рационы для несушек и родительского стада для бройлеров.

SN: Случаются ли форс-мажоры на работе? Например, вовремя не произвели поставку какого-то кормового ингредиента, а животных нужно кормить. Что в таких случаях делается?
Е.Б.:
У нас форс-мажоров обычно не бывает, так как давно устоялись отношения с поставщиками, и они знают наши требования. Если вдруг что-то случается, то решаем по ситуации. На это у нас в любом случае есть время - в ежедневном режиме на наших предприятиях всегда есть месячный запас сырья для производства комбикормов.

SN: Какие изменения придут в животноводческий сектор России с принятием закона «О ветеринарии»?
Е.Б.:
Сейчас действуют очень устаревшие нормативы. Мы в группе «Продо» от многих сами уже ушли. Ведь изменились технологии выращивания, условия и прочие обстоятельства. Изменения уже наболели и они нужны. Мы, как добросовестные участники рынка, конечно, заинтересованы в существовании сквозной системы контроля безопасности пищевой продукции по всей цепочке от производителя до конечного потребителя продукта. Для этого необходимо усиление ветеринарной службы России и ее централизация. Чтобы российская ветеринарная служба могла контролировать безопасность продукции животноводства, необходимо воссоздание профессиональной вертикали, способной реально контролировать эпизоотическую и пищевую безопасность в стране в соответствии с требованиями международного законодательства и Таможенного союза. Другой подход будет чреват негативными последствиями для России.

SN: Вы часто выступаете на отраслевых мероприятиях в качестве докладчика. А в качестве слушателя что-то посещаете? Что делаете для повышения квалификации?
Е.Б.:
Конечно, профильные мероприятия очень полезны специалистам. Там можно найти новых партнеров, узнать актуальную информацию, мировые тенденции, перенять опыт других производителей и поделиться собственным опытом.

SN: Что вас больше всего радует в работе, что удивляет? Вы можете назвать вашу работу делом всей вашей жизни?
Е.Б.:
Я всегда мечтала работать непосредственно с животными - с юности увлекалась конным спортом. Но сейчас абсолютно не жалею, что жизнь внесла коррективы в мою карьеру. Я работаю в крупной компании, здесь я смогла получить очень разносторонний опыт.

Я езжу на предприятия не просто проверить отчетность. Важно наблюдать, как выращиваются животные, в каких условиях. Отслеживать результативность производства можно только обладая полной картиной. И уже тогда делать выводы – в чем заслуга кормления, в чем – других факторов.

Когда видишь проблему, долго ищешь и в результате находишь решение, а потом наблюдаешь положительные результаты своего труда – впечатления от этого ни с чем несравнимы. Одним словом, свою работу я люблю и горжусь своей профессией.



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования