Литр - всему голова?!

Айрат Хайруллин, первый заместитель комитета Госдумы по аграрным вопросам

Айрат Хайруллин, первый заместитель комитета Госдумы по аграрным вопросам

Что мы хотим добиться – то мы и должны стимулировать. Если мы хотим добиться увеличения поголовья – у нас по-любому должна быть поддержка поголовья. Это несомненно. Для того, чтобы добиваться повышения продуктивности, – конечно, у нас должна быть поддержка на литр.

Но нужно учитывать то, что мы с вами живем в очень большой стране с различными экономическими и климатическими особенностями. Например, Поволжье, которое производит 34% молока и говядины страны, четвертый год в засухе. Если в 2009 году современные тамошние фермы производили доили в год на одну корову 8,5-9 тыс. кг молока, в этом году эти фермы производят 4-4,5 тыс. кг.

И что получается? Те, кому сегодня тяжелее, будут меньше поддерживаться. Мы вот от кого-то хотим добиться в ближайшие годы конкретных показателей, когда ситуация восстановится. Но надо еще спасти тех, кто находится в тяжелой ситуации, ведь главный потенциал роста сегодня у них.

До избрания в Госдуму я создал большой агрохолдинг «Красный Восток-Агро». В 2009 году каждый день он производил 560 тонн молока высшего сорта, сегодня производит порядка 220 тонн. Сейчас вопрос выживания стоит, прежде всего, выживания!

16-19 млн. тонн молока, поступающие в переработку – это неверные цифры.  Мы детально пересчитали все молоко, которое поступает в переработку. У нас его между 12 и 13 млн. тонн. Дело в том, что большие переработчики имеют низовые малые заводы, где молоко принимают, охлаждают и отправляют на свой большой завод. Поэтому некоторый объем молока считается два раза, поэтому и получается цифра 12 и 13 млн. тонн.

Что сегодня мешает развиваться? Конечно, низкие закупочные цены. Молочное животноводство - очень капиталоемкая отрасль. И когда начинают говорить, что себестоимость молока - 10-15 рублей… По прямым затратам – да. Если мы возьмем старую колхозную ферму, которая осталась от СССР, в которой амортизации ноль, на коров деньги не тратили, на оборудование деньги не тратили…  Да, тогда себестоимость будет 10-12 рублей.

А если вам надо рассчитаться за коров? А если надо рассчитаться по кредиту на строительство и покупку оборудования? Даже если зарплата на ферме будет всего 10 тыс. рублей (а вы найдете людей, которые сегодня готовы работать за 10 тысяч?), вы никогда не уложитесь в себестоимость меньше 15 рублей. И если вы будете платить зарплату на уровне Ленинградской или Московской области, для того, чтобы вы могли обслуживать кредиты, необходимо иметь не менее 22 рублей за литр.

Мы изучаем мировой опыт - Америку, Европу. Сегодня европейский фермер на 52% является госслужащим. Что это означает? А то, что в доходах европейского фермера 52% составляют субсидии. Средняя цена, которую фермер получает в Германии с учетом надбавок на жир и белок, - около 16 рублей. Соответственно, если бы он не получал этих субсидий, ему нужно было бы просить 24 рубля за литр.

В начале 90-х гг. мы сами заложили серьезнейшую мину в развитие молочного животноводства и вообще всей молочной отрасли – когда оторвали переработчиков от производителей. Переработка у нас развивается, а производство молока стагнирует. Нет никаких 32 млн. тонн молока в РФ даже с учетом ЛПХ.

В России осталось3,5 млн. коров, которые сдают молоко на переработку. И молоко, которое мы собираем у ЛПХ, по идее и по закону не имеем права даже в переработку отдавать.

Что касается жира и белка. Когда ты строишь современную ферму, соблюдаешь рацион и имеешь высокогенетический скот, действительно, жир оказывается примерно 4,1-4,2%, белок 3,4-3,5%. Но если ты перестаешь покупать соевый, рапсовый или подсолнечный шрот… Сегодня покупать его нет никакой экономической целесообразности. Соевый шрот стоит 36 рублей за кг. Вот если перестаешь их применять, жир падает с 4,2 до 3,7%, а белок - с 3,4 до 3%. И, разумеется, в два раза падают надои. Это тоже надо учитывать. Если мы хотим развивать у себя молочное животноводство, в любом случае должны быть доходы у сельхозпроизводителей. Привлекательные для тех, кто сегодня кончает институт. В рамках нацпроекта в этом плане мы сделали серьезнейшую революцию за каких-то два года, когда пришли длинные деньги в нашу отрасль.

Мы четко просчитывали, что нужно, чтобы молочное животноводство развивалось в текущей ситуации. Это 65 млрд. рублей примерно надо на поддержку молока - опять же, дифференцированно субсидируя каждый литр молока. Да, подход должен быть дифференцированный. Моя точка зрения - за высший сорт молока должно быть минимум 5 рублей, за первый сорт – минимум 3 рубля. И 2 рубля должна быть дополнительная надбавка, если молоко идет на сыр.

Конечно, у нас ограниченный бюджет. И мы не можем спорить с правительством, с Минфином. Им виднее. Но если мы говорим о сохранении страны, о сохранении заселенности территорий, мы этот вопрос должны ставить.

Мы с вами должны учитывать, что все-таки в мире молочное скотоводство консолидируется. И то конкурентное преимущество, которое мы имеем, строя большие фермы, со временем мы будем его терять. В Германии каждый год закрывается 7% ферм, а поголовье не сокращается. 10 лет назад средняя германская ферма содержала 25 коров. Сегодня - 47-48. За какие-то 10 лет!

Источник – ИА SoyaNews



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика