Не господдержкой единой?

Рустем Миргалимов, председатель совета директоров ОАО «Разгуляй»

Рустем Миргалимов, председатель совета директоров ОАО «Разгуляй»

В рамках вступления в ВТО Минсельхоз, Минэкономразвития и другие ведомства должны способствовать, прежде всего, развитию инвестиционной привлекательности сельскохозяйственной отрасли. Когда я встречаюсь с иностранными инвесторами, они задают мне один и тот же вопрос: почему мы должны инвестировать в Россию? Кроме того, что у нас очень дешевая земля и очень большой потенциал, больше перечислить нечего. И пока мы сами на этот вопрос не ответим, серьезные инвестиции в отрасль привлечь будет тяжело.

При вложении инвестиций в Россию (не только в АПК, но и в другие отрасли) западные инвесторы сталкиваются с тем, что у нас затраты на реализацию инвестиционного проекта реально дороже на 30-40%, чем сопоставимые проекты в других странах. Почему? Потому что при строительстве мы используем старые нормы (по строительству пожарной безопасности, санитарные нормы и так далее). Все это ведет к удорожанию проектов и увеличивает время на их согласование и строительство. Буквально на днях мы получили предложение по оросительным системам от производителя, и он назвал нам одну цену. А еще мы обратились в проектный институт, который назвал нам вдвое большую цену только потому, что наши нормы основаны на разработках 70-80 гг. То же самое, я уверен, касается и других отраслей, рассматриваемых для  возможных инвестиций.

Унификация этих норм и приведение их к современным стандартам с учетом новых технологий в строительстве – это большая, серьезная тема, которую надо поднимать в том числе и в контексте сельского хозяйства.

Второй вопрос, с которым мы сталкиваемся, когда общаемся с потенциальными инвесторами, - у нас достаточно долгое время держится сильный рубль. Если посмотреть по золотовалютным запасам и по покупательной способности, рубль реально должен стоить дешевле. Мы автоматически стимулируем импорт продуктов питания, а не инвестиции в развитие и производство продуктов питания здесь, поскольку себестоимость из-за сильного рубля высокая. Не секрет, что валютное регулирование – это основной и действенный инструмент конкурентоспособности во многих странах мира. Возьмите хотя бы Бразилию в предыдущем десятилетии активного роста, Китай, другие страны Юго-Восточной Азии. Я считаю, что этой теме мы обязательно должны уделить внимание.

Доля затрат в себестоимости пшеницы на логистику и дистрибуцию у нас доходит до 50%. Как мы можем конкурировать и быть при этом устойчиво прибыльными с такими затратами? Ведь наша цель – не стать самыми большими производителями в мире, а больше зарабатывать при этом. И, конечно, я считаю, что государство должно вкладывать в эти инфраструктурные проекты больше средств. Здесь эффект мультипликации, за счет чего мы могли бы быть более конкурентоспособны и действительно увеличивать посевные площади и в Сибири, и на Алтае, чтобы экспортная цена для конечного производителя, фермера и компании была адекватной для получения устойчивой прибыли.

С точки зрения сельского хозяйства наш самый большой задел - в развитии агротехнологий. Мы серьезно отстали, отстали на целые десятилетия от развитых стран – США, Европы. Мы с одной компанией сделали анализ конкурентоспособности производства свекловичного сахара. Потенциал по увеличению дохода на гектар, если брать всю цепочку (от производства свеклы до ее хранения и дальнейшей переработки) доходит до 400-500 долл. на гектар. Мы сегодня обсуждаем погектарные субсидии от 300 до 1000 рублей. А это конкретный пример внедрения технологии, которая позволяет увеличить доход в отрасли буквально на 50-80%.

ГМО – тема очень щепетильная, но мы с вами уже едим продукты питания, в которых содержатся продукты переработки в том числе с использованием этих технологий. Но сами не используем эти технологии в агробизнесе. С одной стороны, покупая эти продукты питания, мы поддерживаем американских фермеров, с другой стороны, сами себе стреляем в ногу, поскольку менее эффективны с точки зрения применения технологий. Можно перечислить много технологий, в том числе технологию минимальной обработки земли, когда мы можем сократить расходы на ГСМ и т.д. Этим надо серьезно заниматься, и Минсельхоз должен стимулировать развитие этих технологий, делать фокусный акцент, чтобы вся отрасль в итоге от этого выиграла и все производители стали более эффективными с точки зрения затрат на гектар, с точки зрения получаемой маржи на гектар и т.д.

С точки зрения погектарных субсидий я хочу сказать, что этот подход действительно правильный, но важно здесь учитывать некую адресность с точки зрения севооборота. Независимо от того, на что компания тратит деньги, гектар свеклы стоит сегодня 26-40 тыс. руб. на га, рис – 2500 тыс. руб. на га, пшеница стоит – порядка 10 тыс.руб. Погектарные субсидии не учитывают этой специфики. И конкретно на нашем примере могу сказать, что мы у себя при бюджетировании на следующий год рассчитываем получить ровно в три раза меньше этих субсидий. Я считаю, что здесь должен быть более адресный подход, его необходимо доработать.

Что касается рынков, мы знаем, что в США и Европе существует четкое квотирование. Они на свой рынок бесконтрольно не пускают производителей сахара. Идет квотирование по остаточному принципу. Исходя из того объема, который производится в стране, и дается допуск импорту производителей из других стран. Я считаю, что это тоже необходимо учитывать.
Недавно я прочитал о том, что, когда Уинстон Черчилль узнал, что СССР начал импортировать пшеницу, он сказал: «Я думал, я умру от старости, но, похоже, я умру от смеха!». Так что давайте не будем позволять, чтобы кто-то умирал от смеха. Давайте будем больше зарабатывать.

Источник – ИА SoyaNews



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика