Не господдержкой единой?

Аркадий Злочевский, президент Российского зернового союза

Аркадий Злочевский, президент Российского зернового союза

Сейчас перед нами стоит фундаментальная задача - устойчиво развивать аграрный сектор. Это действительно глобальная задача номер один. С точки зрения государственного подхода главным инструментом для обеспечения устойчивого развития являются субсидии, господдержка. Именно на этот инструмент и делается ставка.

И сейчас у нас выпадают какие-то меры в связи с присоединением к ВТО – льготное топливо, удобрения, мы заменяем их погектарной поддержкой. Господдержка - это очень правильная и важная вещь, но это не фундамент. Напоминаю, что это не фундамент бизнес-процессов. Это не только чиновников касается. Бизнесмены, которые делают ставку на субсидии, совершают такую же ошибку. Самое главное и основное для устойчивого развития, для того, чтобы бизнес развивался, для того, чтобы наращивать производство, - это условия, в которых мы этот бизнес делаем.

На текущий момент образовалась очень интересная картина. В 2008 году был шикарный рынок. Мировой продовольственный кризис способствовал тому, что мы продавались по великолепным ценам, конъюнктура благоприятствовала. Это автоматом повлекло за собой громадное количество инвестиций, которые легли в землю. Было закуплено огромное количество техники, машин, оборудования, возросли вложения в качество семян, удобрения, СЗР. Весь необходимый технологический комплекс получил мощный толчок к увеличению продаж у смежников, начал работать на получение результата от вложений в землю.

Чем это закончилось? В 2009 году все эти инвестиции, которые легли в землю, были успешно похоронены в этой земле в связи с обвалом рынка, в связи с тем, что инструменты государственного регулирования не справились, и в результате они не вернулись.

Что мы имеем сегодня? Сегодня мы имеем конъюнктуру пошоколадней, чем в 2008 году. Текущая конъюнктура и уровень продаж и рентабельности этих продаж говорит о том, что мы должны наблюдать бешеный рост инвестиций в землю, как наблюдали в 2008 году. А наблюдаем ли? А нет! Инвестиций и роста инвестиций, которые ложатся в землю – ноль.

Возникает вопрос - почему? Самое главное и основное, что является мощным ограничителем для наращивания этих потоков инвестиций, - это ответ на поставленный вопрос. А рисков-то гораздо больше, чем примерно прогнозируемой прибыли от этих вложений. Не окупают эти вложения тех рисков, которые придется взять на себя, вкладывая эти деньги. Вот и весь ответ. И те, кто эти риски в 2008 году не просчитал, деньги-то и потеряли. Сейчас уже все уже научились обсчитывать эти риски, потому и не вкладывают.

В принципе, все достаточно элементарно. И это куда более фундаментальные и важные вещи – обеспечить условия для прозрачности и предсказуемости для бизнес-процесса, с тем, чтобы можно было просчитать риски, сделать их предсказуемыми и управляемыми. Мы до сих пор не научились управлять рисками в отрасли! Вот главный бич, вот главная проблема для того, чтобы запустить процесс устойчивого развития. Если не научимся управлять этими рисками, мы не запустим его ничем - ни субсидиями, ни господдержкой никаких процессов для устойчивого развития и реализации тех планов, которые заложены и в государственной программе, и в программе социально-экономического развития до 2020 года и т.д. Мы просто не получим отдачу от рынка. Вы можете сколько угодно говорить, что рынку надо развиваться, но до тех пор, пока условия для этого развития не созданы, он развиваться не будет.

С точки зрения подходов в государстве мы даже еще не приступили к прогнозированию  (я уже не говорю о подготовке) управления новыми условиями. Это глобальная конкуренция, вступление в ВТО, которое я приветствовал руками и ногами (я не раз объяснял, почему мы за ВТО, и почему мы видим, что ВТО принесет нам некоторые плюсы). Но это влечет за собой, в первую очередь, обострение глобальной конкуренции. А мы не только не начали подготавливаться к этому обострению глобальной конкуренции, мы даже еще не осознали те вызовы, которые влечет за собой это обострение. А я вам приведу очень простой пример, чтобы было понятно, к чему мы даже еще не начали готовиться. Мы в принципе не занимались еще оценкой возможности управления себестоимостью производимой продукции. И тем инструментарием, который позволяет хоть как-то влиять на себестоимость. Мы этим не занимались еще.

Например, в Бразилии Минсельхозом была поставлена задача понизить себестоимость производимой растениеводческой продукции как минимум на 30% для конкурентоспособности по сравнению с американцами. Там речь шла, прежде всего, о сое и кукурузе. И эта задача была достигнута. Она была реализована через развитие технологической базы и т.д.

А правительство Китая поставило задачу к 2015 году внедрить производство ГМ-пшеницы. Внедрить уже именно в практику! Если Китай поставил эту задачу, и она не будет выполнена, там будет секир-башка тем, кому она была поставлена. Поэтому я уверен на 100%, что эта задача будет выполнена. Пшеница будет модифицирована по двум признакам - устойчивость к засухе и к ржавчине.

Вопрос, который следует за этим: вот в 2015 году Китай внедрит ГМ-пшеницу, за ним 100% последует весь мир, а мы оцениваем последствия этого шага? Оцениваем ли мы тот факт, что нам придется конкурировать в глобальном рынке с ГМ-пшеницей, себестоимость которой будет на 20-30% дешевле, чем производимая сейчас?

Причем мы уже де-факто на текущий момент своим внутренним рынком находимся выше мирового, отчего экспорту пришел конец. Мы не в состоянии сейчас предложить конкурентоспособную цену на мировом рынке. Поэтому он остановился, как мы и предсказывали. Вопрос: какова будет себестоимость последующего урожая? Вот мы сегодня услышали здесь о том, что Минсельхоз ставит задачу 95 млн. тонн получить. Замечательно, но почем? По какой себестоимости? Мы-то за, мы за то, чтобы 150, а не 95 собирать. Но возникает вопрос – а если мы соберем 95, сможем ли мы удержать свою конкурентоспособность на мировом рынке? Куда мы излишки денем, если будем неконкурентоспособны?

Источник – ИА SoyaNews

Вот к этим глобальным вызовам и тем условиям, в которых нам придется находиться все последующее время, мы еще даже не начали готовиться. Не говоря уже о том, чтобы просчитать какие-то там меры, шаги, планы, как это все сохранить и удержать в руках. Мы даже готовиться не начали. И вот это задача номер один и для госорганов, и для бизнеса – готовиться к глобальной конкуренции. Надо заняться управлением себестоимостью и обеспечивать устойчивое развитие через условия для инвестиций.



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика