Ветеринарный щит России

Евгений Непоклонов, заместитель руководителя Россельхознадзора

Евгений Непоклонов, заместитель руководителя Россельхознадзора

Раньше в Краснодарском крае из 3300 ветеринарных специалистов было свыше 1000 человек инспекторов, которые выполняли надзорные функции. Потом в течение месяца оставили порядка 38-40, не оставив даже по одному инспектору на область. Как можно обеспечить прослеживаемость? Конечно, африканская чума свиней будет, и не в одной области. Разве в состоянии один инспектор отследить, чтобы больных свиней из комплекса не вывезли в другие регионы, не убили там и не реализовали? Это невозможно. Не надо изобретать велосипед. Мы просто должны профессионально посмотреть, где, кем и как что создано.

Должна быть вертикально-интегрированная ветеринарная служба, которая бы могла быстро и своевременно обеспечить эффективное принятие необходимых мер, организовать и профилактические, и экстренные действия.

Если вы сегодня не думаете о том, как обеспечить безопасность продукции внутри страны, давайте подумаем о завтрашнем дне. Без ветсертификата продать продукцию в другую страну невозможно, потому что основной принцип, который закладывался во всех подходах по международному законодательству в цивилизованных странах - это обеспечение гарантии безопасности. Но когда все разрозненно, когда вместо 1000 с лишним инспекторов в регионе остается 30-40, когда продукция будет идти по территории без сертификации, куда она попадет, с какими гарантиями безопасности? Теперь выловленная на Дальнем Востоке рыба будет перемещаться по всей стране с документом о разрешении на вылов. Это нонсенс!

Проведя аудит нашей системы, мы получили по ряду позиций возможность поставлять продукцию в ЕС. Но мы сегодня ее не сможем поставить, потому что на местах не можем обеспечить гарантии, которые должны быть. В разговорах о безопасности дискуссии бесполезны. Здесь должно быть четкое и обоснованное видение профессионалов. И профессионалы должны эти вопросы и готовить, и отстаивать, и решать.

С нашей точки зрения, ветслужба должна быть единой. Все остальные фрагментации, которые предлагаются, и  условные механизмы ее обеспечения ее функционирования, - это как мертвому припарка.

Меняющиеся подходы, связанные с развитием во всем мире, говорят о том, что определенная часть реформирования может происходить. Если раньше больше 90% ветеринарии как таковой имело государственную основу, то определенная часть постепенно должна передаваться в руки профессионалов – частнопрактикующих врачей, экспертов, лабораторий. Но здесь тоже вопрос: а судьи кто? Сегодня государством созданы Федеральная служба по аккредитации. Нам предлагают, что многотысячное сообщество наших коллег на местах должно будет проходить аттестацию, в которой судьбу должны будут решить Шипов и его коллеги.

Во всем мире делается иначе. Шипов и коллеги регламентируют правила, по которым это должно делаться, а предложения в эти правила должны давать мы. И самый главный вопрос: для чего нужна ветеринарная ассоциация? Это не клуб по интересам, это то объединение профессионалов, которое должно консолидировать в себе абсолютно разумное, аргументированное видение тех профессионально-ориентированных путей решения вопросов, с которыми мы сталкиваемся в повседневной жизни. Их надо формировать и отстаивать перед другими информаторами.

Закон о ветеринарии. О нем было много сказано, это важный документ, без которого никуда не денешься. Но если мы делаем закон, нужно, в первую очередь, пересмотреть те вопросы, о которых я уже сказал: вертикаль, единство, структура и так далее. Второе. Если в законе делаются отсылочные акты, отсылочные нормативы на те или иные дополнительные нормативные акты, то 90% положений закона будет в отсылочных документах. Во всем мире, если делается какой-то основополагающий документ, и определенные вещи в нем не концентрируются, а выходят за скобки, то они должны идти «пакетом». К закону о ветеринарии уже должны быть сейчас приложено n-ое количество  драфтовых пакетов, а их нет! Этот факт еще сильнее ухудшит нашу с вами ситуацию.

Цепочка «от поля до стола». Решение № 317, документ ТС, в котором говорится о том, что мы с вами отвечаем и за готовую продукцию. В то же время в Регламенте ТС о безопасности пищевой продукции говорится, что мы уже не отвечаем за готовую продукцию, а отвечает г-н Онищенко.

Но что происходит дальше. Сегодня за подписью Геннадия Григорьевича приходит и Минэкономразвития, и все ассоциации документ, в котором говорится, что нужно внести изменения в регламент Таможенного союза, которые говорят о том, что все, что начинается после  бойни или после вылова, относится к компетенции санэпидемслужбы. А каким образом можно будет тогда обеспечить гарантию безопасности этой продукции? Вы много видите результатов работы санэпидемслужбы по безопасности продукции? Этот механизм фиксирует последствия («отравили детей в лагере», «отравили людей водкой»).

Весь мир ориентирован на другое. А государство обязано обеспечить механизм предупреждения развития тех или иных негативных последствий. На это и настроена всегда работа ветеринарных служб в цивилизованных странах. Так настроен и Россельхознадзор: у нас создан механизм федерального мониторинга продукции, который предусматривает фактический контроль и за импортной и за российской продукцией на одинаковом уровне и по самым современным методам. Это касается и эпизоотической ситуации, ее контроля и принятия необходимых мер.

Но когда мы разрознены, когда нет механизма эффективной и быстрой реализации этих мер, мы ждем практически месяц, пока губернатор объявит карантин по ящуру. Нет инструмента, который бы работал эффективно.

Вопрос по электронной сертификации, идентификации животных. Вот в чем сегодня корень зла. Где, у кого и в каком количестве поднадзорные животные, определить практически невозможно. 294-й закон позволяет раз в три года на предприятие зайти и что-то проверить, а в частное подворье, даже если там АЧС, зайти и проконтролировать ситуацию очень трудно.

Сегодня, когда циркулирует громадное количество выдаваемых сертификатов, которые не базируются на реальной ситуации, связанной с исходной позицией по идентификации животных, мы имеем многочисленные случаи, когда выявляем или небезопасную продукцию, или больных животных. Чтобы минимизировать эти риски, мы предложили и разработали систему электронной сертификации. Она состоит из нескольких программ.

Одна из них уже несколько лет функционирует и многие с ней уже сталкивались – это система «Аргус». Она позволяет в течение нескольких секунд получить разрешение на ввоз или вывоз продукции при условии, что выполнены необходимые позиции, которые там указаны. Она работает эффективно, все довольны.

Вторая система – «Меркурий». Это механизм, позволяющий начиная от рождения животных и заканчивая столом фактически, что происходило с этими животными, с этой продукцией  на всем промежутке этого времени. Давайте поэтапно внедрим и ее, сделаем переходный период - в течение года-двух сделаем возможными и электронную, и бумажную сертификацию.

Аналогичная система существует и по лабораторной системе России, отражающая складывающуюся картину, которая складывается: будь то система быстрого реагирования, когда выявляют те или иные инфекционные объекты или контаминанты, и мы имеем возможность сразу видеть, откуда вышла та или иная небезопасная продукция. Но ее тоже нужно внедрить.

Во всем мире давно перешли от чисто государственной ветеринарной службы. Создан конгломерат, при котором есть функционал, то есть базовая ответственность государства за здоровье животных, человека и безопасность продукции. Все законодательные, нормативные, надзорные функции обеспечивает государство.

Но дальше рынок ветеринарных услуг везде создан. И если у нас так же, как и в большинстве европейских стран, позволят ветеринарным практикующим врачам и частным ветеринарным клиникам стать первопроходцами, то второй этап в России тоже состоится. Далее необходимо создать конгломерат ответственности государственной службы и ветеринарных ассоциаций, объединенных в одну общую ассоциацию.

Хочу пожелать всем нам, чтобы мы прошли этот этап с наименьшими потерями, и чтобы принимаемые решения шли на пользу и нашему населению, и ветеринарным специалистам, бизнесу и животным, которых мы должны защищать.

По материалам выступления на Международном ветеринарном конгрессе 2013 в Москве. Источник - ИА SoyaNews.



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика