Изменит ли новый чикагский фьючерс конъюнктуру нашего рынка зерна?

Источник ИА SoyaNews в региональной аграрной ассоциации

Источник ИА SoyaNews в региональной аграрной ассоциации

То, что делает Чикаго, к внутреннему рынку России не имеет отношения. Да, это ориентир, но ведь он есть и сегодня. Причерноморский фьючерс сделан с прицелом на иностранных экспортеров, трейдеров и импортеров российского зерна. А для производителей зерна в России это не инструмент. Для них сейчас разрабатывается программа государственной поддержки по запуску биржевых торгов внутри России.

Мы считаем, что для российского производителя создание нового фьючерса ситуацию никоим образом не улучшит. Индикатор цен на сегодняшний день и так всем известен. Формирование цены производят экспортеры и трейдеры, а Чикаго создает между ними конкуренцию, но только не между внутренними производителями. У нас же есть ММВБ и РТС.

Корни создания фьючерса растут с Украины. Они пытались в Чикаго сделать какой-то внутренний фьючерс для Украины, в результате же все это вылилось в причерноморский фьючерс. Но, опять же, он адресован экспортерам, международным трейдерам, транснациональным компаниям, импортерам нашей продукции за рубежом. Вот они раз-таки могут быть заинтересованы в новом фьючерсе.

Что же касается наших зернопроизводителей, они от этого инструмента могут получить лишь очень условные дивиденды. Физическое ценоообразование в Чикаго происходит в долларах. Поэтому индекс не будет учитывать наш внутренний уровень цен, учитывая только экспортную составляющую. Но формировать ее будут не только Россия, но и Казахстан, Украина и страны Восточной Европы, имеющие выход к Черному морю.
Риски для производителей, если они захотят их страховать через фьючерсы по Черному морю, достаточно высоки, и волатильность там может быть очень серьезной. Поэтому причерноморский фьючерс нельзя назвать инструментом, который можно было бы уверенно рекомендовать. Кроме того, я думаю, что в ближайшее время у нас будут такие же внутренние российские инструменты. Для экспортеров же это возможность фиксировать условия сделок.

Физического обеспечения нового инструмента зерном нам и не потребуется, потому что фьючерс как таковой не ориентирован на последующую поставку зерна. Технически мы и так экспортируем больше 25 млн. тонн зерна, поэтому можем выполнить фьючерсы. Но вообще фьючерс не подразумевает поставку, это исключительно индикатор рынка, механизм страхования условий контракта, не более того.

Готов ли наш рынок работать с этим инструментом? Разумеется, ведь есть высокообразованные участники рынка — трейдеры, экспортеры и транснациональные компании, которые все равно используют эти механизмы. Новый инструмент упростит им жизнь - они будут страховать свои цены не через Францию, а непосредственно по Черному морю. Для них это удобно. Но к нашему производителю зерна это никакого отношения не имеет. У каждого инструмента свои интересанты, этот направлен  на экспортеров и транснациональных трейдеров или импортеров их продукции.

Для нашего производителя это очень условный механизм, который требует открытия счета в валюте в Чикаго, чтобы он заводил туда свои гарантийные обязательства. Да и вообще формирование цен на наше черноморское зерно в Америке будет выглядеть как-то криво. Это подразумевает долларовые риски. Правда, кое-кто у нас ранее уже подключился и сделал расчетный рублевый фьючерс в Чикаго, но все это несерьезно.

Нельзя сказать, что этого фьючерса на российском рынке так уж сильно ждали. Ну, сделали и сделали, а вообще все работает и без него. Будет ли этот новый фьючерс востребован, это уже вопрос к экспортерам. Если он будет им удобен, они будут им пользоваться.

В принципе, думаю, экспортеров и транснационалов он займет свою нишу, как индекс зерновых цен на Черном море. Но формировать его будут несколько стран, а не только Россия. Поэтому для нашего внутреннего рынка нужны другие инструменты.

Специально для ИА SoyaNews



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика