Быть ли голоду?

Владимир Леонов, генеральный директор Сухиничского комбикормового завода

Владимир Леонов, генеральный директор Сухиничского комбикормового завода

Насколько подорожают корма, будет зависеть от того, среагирует ли правительство. Если введут квоты на экспорт зерновых, может, все и выровняется.

Кроме того, у производителей бройлеров и свинины есть некий запас рентабельности. Поэтому, если корма немного подорожают, ничего страшного не случится. Пока все это трудно прогнозировать. Кто-то окажется способным справиться с ситуацией, а для кого-то она станет сильным потрясением.

Что же касается поголовья, так в последние годы резкого его снижения не наблюдалось, хотя, например, 2010 год был довольно сложным по зерну и вообще по сырью, так что цены были достаточно высокими.

Скорее всего, с высокотехнологичными предприятиями ничего страшного не случится, разве что прибыль будет поменьше. Тяжело будет, в первую очередь, тем предприятиям, кто до сих пор не встал на современные рельсы и продолжает использовать старые технологии. Кризис может привести неконкурентоспособные предприятия к летальному исходу. Но, опять же, их доля на рынке невелика.

Сокращения клиентской базы из-за кризиса мы для себя не ожидаем. Сложилось так, что наша структура сбыта построена на крупных игроках. А они всегда имеют возможность эффективно аккумулировать финансовые потоки. Так что я думаю, что они успеют подготовиться.

А то, что цены вырастут и на их продукцию, очевидно. Вопрос только в том, насколько потребительский рынок будет готов к этим ценам. Правда, на нем это скажется с некоторой задержкой, например, через полгода. Сырьевики повышают цены на сырье, мы повышаем цены на корма, животноводы - на свою продукцию. А уже на рознице это скажется чуть позже.

Замена более дорогих компонентов более дешевыми характерна не только для кризисного времени. Пересмотр рациона в пользу ушешевления - это обычная практика в случаях неурожая и ценового дисбаланса. Например, в прошлом году были проблемы с ячменем.

Другой вопрос, как это скажется на себестоимости конечной продукции. Ценовая оптимизация может оказаться неэффективной из-за изменения качественного состояния корма. Скажем, в таких случаях обычно повышается конверсия корма.

Лично я не вижу альтернативы пшенице. Да, есть еще кукуруза, но она сейчас тоже показывает значительный рост. Дорожает все – пшеница, кукуруза, соевый шрот, подсолнечный шрот (вырос за последние две недели почти на 20%), дрожжи.

Чудес ведь не бывает. Баланс цены и качества корма уже найден давно. Хотя, в частности, в свиноводстве имеет место вариативность рациона: некоторые сидят на пшеничных рационах, некоторые – на ячменных. И в зависимости от того, подорожал ячмень или пшеница, в случае ценового перекоса свиноводы могут перейти с одного рациона на другой. Но при равной цене для свиноводства предпочтителен все-таки ячмень.

А вот бройлерном птицеводстве пшеницу может заменить только шелушенный ячмень. Но это дополнительные технологические затраты, то есть он будет дороже в применении. Соответственно, дешевле пшеницы он вряд ли будет.

Сейчас все массово летит вверх. Что будет – сейчас пока трудно сказать. Но я думаю, что мы еще месяца два будем себя спокойно ощущать, а потом уже возможны последствия. Если платежеспособность наших клиентов упадет – тогда да, мы это на себе почувствуем. Но мы верим в лучшее.

Мы серьезно оцениваем эту ситуацию, потому что риски действительно очень большие. Бездействие властей, честно говоря,  удивительно. Никаких переходящих остатков, о которых говорят, мы не видим и не знаем, хотя активно интересуемся зерновым рынком. В том количестве, которое заявляется, этих остатков ни у кого нет.

Если это так и останется без внимания и через пару месяцев наша пшеница начнет утекать через Новороссийск, например, в Турцию, будут очень серьезные проблемы. Зато зерновики заработают денег. В общем, все зависит от того, у кого окажется сильнее лобби.

Специально для ИА SoyaNews





Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика