Не господдержкой единой?

Юрий Ковалев, генеральный директор Национального союза свиноводов

Юрий Ковалев, генеральный директор Национального союза свиноводов

К сожалению, за последние 4 года мне в первый раз приходится выступать и говорить не о ситуации, когда планомерно выполняются намеченные прогнозы и планы - благодаря тому, что был создан достаточно благоприятный инвестиционный климат в отрасли.

Существовало два столпа: это разумное таможенно-тарифное регулирование рынка, которое началось с квотирования, и господдержка в виде долгосрочных инвестиционных кредитов. Хочу, чтобы было понимание – это не поддержка свиноводства, это поддержка развития или строительства новых предприятий. Это действительно было нужно, потому что к 2005 году практически промышленное свиноводство было в стране уничтожено. За 15 лет остались только старые комплексы, которые не отвечали никаким требованиям.

Поэтому два этих столпа обеспечили отрасли рентабельность порядка 25, а в отдельных случаях - до 30%. Сегодня все понимают, для чего это было нужно – для того, чтобы построить новые комплексы практически с нуля, в чистом поле. И необходимо возвращать тело кредитов. Потому что вроде бы это частные инвестиции, которые сделаны инвесторами, но все это заложено в банках, это им не принадлежит, пока не будут возвращены кредиты.

Есть законы экономики. 8-10 лет – это период окупаемости, инвестиционный период, в течение которого необходимо вернуть эти кредиты. Эта ситуация продолжалась последние 5 лет. В результате общее производство свинины в стране выросло больше, чем на 60%, а промышленное производство, которое было очень сильно разрушено, выросло примерно в 3,5 раза. Темпы впечатляющие. Поэтому я и сказал, что до этого мне приходилось говорить в основном о том, какими темпами мы развиваемся, каков следующий этап развития, что нужно строить перерабатывающие мощности, логистику и дистрибуцию.

Сегодня на отрасль обрушились две страшных проблемы. Обе были достаточно предсказуемыми. Первое – ВТО. Я сразу был категорическим противником идеи о том, что в целом сельское хозяйство достаточно защищено. Действительно, общий таможенный тариф по сельскому хозяйству понизился с 15 до 11%. Это большой успех. Но по свиноводству были сделаны такие уступки, которые невозможно было даже предположить. Например, в отличие от птицы и говядины, где пошлины сохранились, пошлины по свинине были обнулены с 15 до 0%. В отличие от птицы и говядины, где практически нет сверхквотного завоза, пошлины по сверхквоте были понижены и отменены специфические составляющие. А у нас сверх квот завозится чуть больше полумиллиона тонн. Поэтому их просто выключили из составляющей.

Встает даже такой вопрос, как мы должны к 2020 году подготовиться – квоты с 2020 года именно по свинине будут отменены. По птице и говядине вопрос еще открыт в зависимости от того, как будет развиваться сектор. По свинине получилась самая большая проблема. К счастью, в правительстве все вполне осознают, там был подготовлен целый комплекс мер, которые могли бы компенсировать этот удар, и мы, в общем-то, активно работали. Я не могу сказать, что здесь не было понимания. Например, введение такой меры, как бессрочная льгота по налогу на прибыль, является важнейшей стратегической мерой.

Тем не менее, время пришло. Мы прогнозировали, что в течение полугода цены могут снизиться на 10 рублей. Цены же в течение 3-4 месяцев упали на 25-30%. Я не хочу сказать, что виновата только ВТО. Есть и сезонный фактор, есть фактор роста собственного производства. Но когда мы управляли рынком птицы и прогнозировался прирост отечественного производства, то тут же прогнозировалось снижение квоты. И оно действительно происходило, импорт снижался.

Что у нас произошло? В этом году мы планировали, что произойдет снижение импорта свинины, поскольку квота была снижена с 500 до 430 тыс. тонн. По факту импорт вырос на 13%, или на 85 тыс. тонн. После присоединения к ВТО импорт свинины вырос на 34%, а сверхквотный ввоз вырос на 100%. На рынок обрушилось громадное предложение свинины; кроме того, еще идет рост отечественного свиноводства, что цены рухнули на 25-30%. Это одна причина.

Вторая – это двухкратный рост цен на зерно. В результате свиноводство, которое в течение последних 4-5 лет было в среднем в рентабельности 20-25%, сегодня имеет среднюю рентабельность минус 15-20%. И что самое страшное, эти тренды имеют долгосрочный характер. По зерну понятно, что до нового урожая у нас ситуация не изменится. Это временный фактор. Но мы крайне обеспокоены.

Хотя у нас есть понимание и с Минсельхозом, и с правительством о том, что существуют опробованные в 2008 и в 2010 годах механизмы, необходимо временно оказать какую-то разовую помощь в виде дотаций. Мы очень надеемся, что это будет сделано в этом году. Это хоть как-то поможет пережить трудное время. Второй тренд (он тоже долгосрочный) - избыток предложения на рынке, если эти тренды по импорту сохранятся. Плюс, несмотря на все трудности, у нас есть инерционный механизм: хотя достаточно много инвесторов, которые думали продолжать вкладываться, сейчас остановили новое строительство, в этом и даже в 2014 году у нас будет прирост производства, потому что в предыдущие годы была хорошая инвестиционная обстановка и были построены комплексы, которые сейчас заполняются.

Поэтому наступил тот момент (который мы, как эксперты, предсказывали), когда свинина оказалась в самой тяжелой ситуации. Было понимание приоритетности поддержки. Сейчас все свиноводческое бизнес-сообщество находится в тревожном ожидании, насколько будут выполняться вот эти обещания, что мы не останемся один на один, как можно было предположить.

А что значит поддержка? А сколько поддержка? Уже говорилось о том, что сейчас середина инвестиционного цикла, нужно еще на 50-60% увеличить промышленное производство. Ведь ЛПХ в силу АЧС, в силу неконкурентоспособности продолжают падать. В старых неконкурентоспособных комплексах тоже продолжает падать производство. И потребление растет примерно на 5% в год. Встает вопрос, кто заполнит нишу? Или это сделают отечественные производители, если они смогут выйти из кредитной зависимости и согласятся строить новые предприятия, или это будет импорт. Ответ простой. Мы уже снизили долю импорта с 40-45%, которая была в середине 2000-х, примерно до 25% в этом году. И если тенденции не изменятся, то эта цифра, безусловно, будет повышаться. Не буду скрывать, что сегодня свиноводческий бизнес находится в крайне тревожной обстановке.

Источник – ИА SoyaNews



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика