Ветеринарный щит России

Сергей Середа, президент Ассоциации практикующих ветеринарных врачей России

Сергей Середа, президент Ассоциации практикующих ветеринарных врачей России

Не будет грамотных специалистов в ветеринарии – не будет никаких национальных программ. Признанный факт, что и председатель правительства, и президент, и министр образования признали, что наше образование оставляет желать лучшего. И вдруг все засуетились. Появились неэффективные вузы, мы их стали защищать, стали говорить о возможности совмещения ленинградской школы с другими вузами. Но это случилось не сегодня и даже не вчера, вузы стали неэффективными не сегодня. Разве не в этом вузе изобретают гомеопатическую вакцину, разве не в этом вузе средний возраст профессоров 70 лет, разве не в этом вузе мы вручали доценту нашу «антипремию» - в этом вузе. И разве не в другом неэффективном вузе, ДонГАУ, который я очень люблю и уважаю, и с которым 20 лет работаю, доценты и профессора пишут заключения о том, что применение курареподобных препаратов – это гуманно? И разве не в омском вузе в дискуссии на страницах ветеринарной газеты один из профессоров, рассуждая о туберкулезе, ссылается на статью в «Огоньке» - уважаемом, но отнюдь не ученом журнале? Это я говорю о лучших вузах. А представляете, что творится в других вузах?

Я очень рад, что сегодня производители поднимают тот же вопрос - работать некому. Где специалисты? Их квалификация ничтожна! Менеджмент сельскохозяйственных вузов, где готовят ветеринарных врачей, на сегодняшний день неэффективен и не соответствует сегодняшнему дню. Нельзя сетовать только на государство, если самим ничего не делать. Мои оппоненты говорят, что это непатриотично - говорить о нашем образовании плохо. А разве патриотично говорить о том, что у нас все здорово, то есть просто врать?

Конечно, стоит задать вопросы и Министерству образования, и Министерству сельского хозяйства, и Рособрнадзору, и очень жалко, что ушел замминистра, потому что, прежде всего, он и министр по своим должностным обязанностям должны заботиться о нашем образовании. За 21 год из руководства министерства меняется Гордеев, Скрынник и так далее. Ни один не удосужился заняться серьезно нашим ветеринарным образованием. Как могло такое случиться, что у нас сегодня выпускается врачей больше, чем в СССР, и вузов у нас больше, чем в СССР. И ведь открываются факультеты и вузы, кого мы учим? Бездарей!

Помню, два года назад уважаемые профессора с уважаемого института на страницах уважаемой газеты доказывали, что заочное образование – это инновация. Это так они считают, а мы считаем, что это коррупция! Существует схема получения дипломов за год! Вы что, господа преподаватели и ученые, этого не знаете?  И питерский наш вуз с огромной школой, перед которым я преклоняюсь, тоже «штампует» заочников. Все это делают. И питерский, и омский, и донской. У нас неэффективна система ветеринарного образования, вся вместе! Я очень уважаю школы, но мы говорим о сегодняшнем дне.

Я процитирую слова вице-мэра Москвы, Печатникова Леонида Михайловича, профессора медицины: «Очень много потеряно с точки зрения воспитания врачей. Врачи потеряли главное – милосердие. В нашей профессии это главное, медицина – это не наука, это искусство. К ней надо иметь призвание. Для меня самой большой драмой в медицине является девальвация медицинского образования. Меня беспокоит, что за деньги можно сдать зачет, сдать экзамен, не говоря о том, что можно купить медицинский диплом. И все наши проблемы не стоят выеденного яйца по сравнению с этой главной проблемой». Я подписываюсь под этим! Слава Богу, что такие люди приходят во власть, и дай Бог, чтобы у них получилось что-то изменить! А сами врачи и студенты хотят учиться. И пример тому - те же конгрессы с полыми аудиториями, которые мы устраиваем и в Москве, и в Питере.

Большой проблемой для нашего сообщества является проблема среднего специального образования. Оно вообще отсутствует, и никто об этом не говорит! Нет ни одного обращения вузовского сообщества в правительство. Никто не лоббирует это. Система образования должны быть открыта, прежде всего, для общественных организаций с точки зрения контроля. Об образовании надо постоянно говорить и писать, чтобы у них был стимул, чтобы они не допускали ни взяток, ни плохого обучения, ничего, все должно быть открытым.

Очень важная часть нашей профессии – это гуманизация, как бы это странно ни звучало. Разве может считаться гуманной профессия, если наше государство в лице Министерства сельского хозяйства, узаконило (единственное в мире!) применение курареподобных препаратов? Одна страна в мире – это позор! А ВОЗ, старейшим членом которой мы являемся, даже не рассматривает эти препараты, как препараты для эвтаназии. Может быть, кому-то покажется смешным, но животные тоже имеют права – права на жизнь и на безболезненную смерть.

У нас до сих пор не решен вопрос об использовании наркотических и психотропных препаратов для животных. Минсельхоз «кивает» на Наркоконтроль, Наркоконтроль – на  Минсельхоз, а дела на том же уровне уже 15 лет стоят! И все это происходит в 21 веке.

Массовая эвтаназия животных при эпизоотии производится как раз этими курареподобными препаратами. И ни на одно письмо, направленное в адрес министра и департамента ветеринарии, даже нет ответа. И когда я подошел к ним и спросил, как так получается, мне сказали: мы не знаем, что ответить.

Для того чтобы обеспечить население полноценным животным белком, мы должны сначала этот белок произвести. То есть вырастить животных – птиц, свиней, кур. И конечная фаза этого процесса – убой животного. Мне хочется заменить это слово эвтаназией, но не получится. Везде ли это происходит грамотно, и животные чувствуют меньше страданий в преддверии конца жизни? Я думаю, отнюдь не везде. Если уже вступили в ВТО и являемся членом Всемирной организации здравоохранения животных, наверное, все эти права надо соблюдать! И, кстати, об этом сказано в кодексе МЭБа.

В моем сообщении много критики. Но, мне кажется, мы должны указывать свои болезненные места, для того, чтобы эти места потом как-то корректировать и исправлять, иначе все будет оставаться на прежнем уровне. Это не значит, что у нас все так безобразно плохо: остаются замечательные преподаватели, замечательные профессора, петербургская школа.

В том году впервые за всю постсоветскую историю врач закончил европейскую резидентуру и теперь является единственным на территории Российской Федерации дерматологом, один врач поступил в резидентуру по стоматологии, уже появились доклады на международных и всемирных конгрессах, происходит обмен студентами между московской ветеринарной академией и американскими и европейскими вузами, на кафедре ряда клиник организованы филиалы кафедр институтов, чтобы помочь вузам. Думаю, что профессия ветеринарного врача не умрет никогда.

По материалам выступления на Международном ветеринарном конгрессе 2013 в Москве. Источник - ИА SoyaNews.



Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика