Интервью

Сохраним человечность

В эпоху современных технологий сельское хозяйство продолжает занимать одну из лидирующих позиций в мировой экономике. В России это больной вопрос: говорят, наш АПК отстал от западных конкурентов давно и безнадежно. Тем не менее, интернет вещей понемногу проникает и в эту сферу – со временем даже в нашей стране все чаще появляются передовые технологии и люди, готовые их разрабатывать и внедрять.

О том, как вывести российское животноводство на качественно новый уровень, мы поговорили с исполнительным директором ООО «Агробиодата», ветврачом Яной Богатырёвой.

28.12.2017
Источник: SoyaNews
SN: Яна, расскажите, как вы выбрали направление деятельности. Почему именно КРС?
ЯБ:
Я с детства хотела быть врачом – «лечила» всех своих плюшевых зверей! Спасибо тете-медсестре: она приносила мне настоящие капельницы и шприцы, что существенно увеличивало детскую любознательность и радость. Так оно и вышло – стала ветеринарным врачом…
А КРС – это случайное стечение обстоятельств: сделала несколько исследовательских проектов – и как-то затянуло, уж очень интересно стало… вот и осталась тут. Компанию мы создавали с нуля. Хорошая команда и настоящая добрая идея – это всегда срабатывает.
Я вообще коров очень люблю! Сейчас модно с мелкими животными работать или с лошадьми, а с коровами как-то не престижно считается. Не понимаю эту тенденцию: корова – благородное животное, и польза для человека от него колоссальная! Считаю, что учитывая ту экономическую ценность, которую несет это животное, оно заслуживает больше внимания и уважения.

SN: На кого ориентирована ваша продукция? Как вы ищете клиентов?
ЯБ:
Мы ориентированы в первую очередь на производителей молока, которым важно произвести качественную продукцию, и при этом эффективно управлять своим стадом и производством, минимизировать затраты на ветеринарию, зоотехнию, корма, экономить рабочее время и заботиться об экологии нашей планеты. Это может быть как крупный агрохолдинг, так и маленькое фермерское хозяйство. Лично мне больше нравится работать с маленькими хозяйствами или фермерами, которые уже доросли до среднего сегмента (от 20 до 1000 голов). Естественно, прибыли там для нас меньше, но там же сумасшедшая отдача, там люди с душой работают – у них очень часто все коровы с именами, они их любят и реально заботятся о каждой! А в крупных холдингах корова – это обезличенный станок для производства молока… Наша компания призывает менять это отношение к животным и быть более гуманными. К сожалению, реальность такова: даже если человек безумно любит животных и действительно хочет заботиться о них, а у него стадо в 10 000 голов, это практически невозможно. В таких условиях легче выбраковывать животных, чем лечить… Мы помогаем выявить проблему со здоровьем или с кормом, водой, микроклиматом еще до появления каких-либо симптомов или реальных убытков для предприятия, что все-таки немного очеловечивает отношение к коровам и продлевает им жизнь, повышает продуктивность и улучшает условия содержания.
Клиентов ищем в открытых источниках… Но сейчас уже и они ищут нас, что не может не радовать.

SN: Каким вы видите будущее российского АПК вообще и животноводства в частности? Уступит ли место ручной труд повсеместной роботизации, автоматизации и цифровизации?
ЯБ:
Я считаю, что эмбарго сделало и продолжает делать нас сильней в этой отрасли. У нас огромная замечательная страна, умнейшие люди, и сейчас как раз то время, когда можно начинать использовать этот потенциал и в сельском хозяйстве. Конечно, мы отстаем от запада, думаю, лет на 7-10 – а что касается медицины и ветеринарии, так тут и на все 20 порой! В общем, есть куда расти и к чему стремиться… Конечно же, будущее за автоматизацией, и модернизация сейчас идет полным ходом во всех отраслях. Не обходит она стороной и молочное скотоводство, особенно учитывая тот факт, что в животноводстве квалифицированные специалисты на вес золота. При этом не думаю, что нужно роботизировать всю отрасль – хочется сохранить человечность в работе с животными. Но модернизировать надо однозначно: улучшать контроль, мониторинг, оптимизировать все производственные процессы – собственно, это и есть наша работа и наша цель.

SN: Какие проблемы в управлении животноводческим хозяйством можно решить с помощью автоматизации?
ЯБ:
Автоматизация автоматизации рознь: иногда проблему можно и создать, если неграмотно подойти к постановке и решению задач. Тут важно понимать, что люди испокон веков занимались животноводством и продолжают им заниматься, и эта отрасль может существовать без автоматизации и дальше – просто такое предприятие со временем станет неконкурентоспособным. Основной целью, я считаю, должны стать решение кадрового вопроса, экономия времени и повышение эффективности предприятия в целом.
Например, без модернизации и автоматизации врачу нужно бегать и вручную мерить температуру всему стаду каждый день (а это может быть и 500, и 2000, и более голов) – для того, чтобы контролировать инфекционные заболевания, вакцинацию, и вообще понимать, что у него в стаде происходит. А если животное болеет, то и по несколько раз в день! А сейчас (с помощью нашей системы, например) 24 часа в сутки из любой точки мира можно посмотреть температуру, двигательную активность и даже уровень PН в рубце любого животного в стаде, просто нажав одну кнопку у себя на мобильном телефоне. Можно смотреть динамику, графики и т.д. – профессионалы поймут, насколько это важно… То же самое касается ввода любых данных: раньше это делалось руками в журналы, блокноты и т.д., и потом это все терялось по разным причинам. Сейчас компьютерные технологии позволяют хранить все данные в удобных систематизированных программах: облачные решения – например, как у нас – активно внедряются в сельское хозяйство. Это лишь маленький пример того, как автоматизация «развязывает руки» ветврачам и управленцам.

SN: Вы помогаете решать только ветеринарные проблемы?
ЯБ:
Конечно, нет – есть ещё много всего другого! Приведу еще такой пример: для того, чтобы осеменить корову нужно четко поймать период половой охоты, чтобы «не промахнуться» и не ждать потом еще один половой цикл (21 день в среднем). Раньше половую охоту определяли «на глаз» - да и сейчас многие так делают. Но это возможно, когда у вас всего 2-3 коровы, а 500 голов – исключено. В хозяйствах держат специальных людей, которые просто ходят и определяют «на глаз», кого пора осеменять – конечно же, там будет полно промахов и ошибок! Да и гинекологически больных коров много, что тоже затрудняет визуальное определение… да и дорого это все (люди, промахи, повторные осеменения, спермадозы, лечение и содержание непригодных к репродуктивности коров). С помощью нашей технологии, например, можно получать сообщения о том, кого нужно будет осеменять через 10-12 часов – точность 98%! Понимаете, какой это прогресс, какая экономия человеческого ресурса, денег, времени?! Ну и опять же – крупные агрохолдинги синхронизируют половую охоту гормонально, а ведь от этого можно отказаться: это и экономия денег, и здоровье животных и в будущем людей... И это только малая часть того, что можно легко и просто сделать для оптимизации производства. Есть, конечно, и более масштабные решения, как полная роботизация: доить корову будет робот, робот же будет выпаивать телят, удалять навоз, двигать корм и делать еще много всего интересного. Это существенно упрощает работу предприятия, позволяет сократить до минимума рабочую силу и исключает человеческие ошибки.

SN: Насколько значительно автоматизация молочных ферм позволяет повысить ее продуктивность (в цифрах)?
ЯБ:
Не могу отвечать за другие технологии в цифрах, но о нашей могу сказать. В среднем увеличивается жизнь коровы как минимум на одну лактацию, увеличивается удой на 30%, повышается эффективность кормления до 60%. Отмечается снижение смертности телят до 3,3%, снижаются затраты на осеменение на 15%, на трудные роды до 98%, на ветпрепараты примерно на 10%, на электроэнергию до 15 %... Если это все перевести в деньги, то эффект колоссальный!

SN: Почему же тогда внедрение этих технологий так сильно тормозится – особенно в нашей стране? Чем можно объяснить настороженное отношение российских аграриев к интернету вещей?
ЯБ:
Неизвестность пугает. Всегда и всех. Аграрии не исключение. И как я уже говорила, мы отстаем от Запада лет на 10 – это факт. Следовательно, нам все эти технологии в новинку. Люди привыкли жить и работать по старинке, и боятся нового и непонятного. Часто в этом секторе работают люди старшего поколения – они и к мобильным телефоном долго привыкали, а тут облачные технологии и полное дистанционное управление стадом! Вот и ищут подвох… а его нет!

SN: Какие же хозяйства все-таки внедряют у себя подобные технологии?
ЯБ:
Тут больше не от хозяйства зависит, а от управленца – от человека, принимающего решение, или от нескольких человек, если речь о большой структуре и нескольких собственниках. Охотней всего модернизируются более продвинутые управленцы или люди с экономическим и техническим образованием. Молодые, конечно же, всегда заинтересованы: они сразу просчитывают выгоду и принимают решение быстро. Старшему поколению нужно время. Крупным холдингам тоже тяжелей определиться – ведь там решения, как правило, принимает не один человек, и бюджет нужно четко согласовать и расписать.

SN: Какие технологии интернета вещей наиболее востребованы в России сегодня?
ЯБ:
Сегодня, мне кажется, это больше транспортные решения – как B2С мониторинг трафика, навигация, выбор удобного рейса при авиаперелете, маршрута для путешественников… ну и давно известные и укоренившиеся заказы такси с отслеживанием всех этапов дистанционно.
В сельском хозяйстве сейчас активно развивается (как в формате B2C так и в B2B), например, мониторинг в животноводстве (это мы), мониторинг качества почв, их влажности и т.д. – что очень важно в растениеводстве… Вообще очень много решений есть для растениеводов – как ветврач я не могу дать им квалифицированную оценку, но как пользователю мне кажется, что это очень интересные варианты.

SN: Оказывает ли, по вашему мнению, правительство должное внимание данному вопросу?
ЯБ:
Как же я не люблю говорить о политике… вообще не люблю говорить о том, в чем не разбираюсь! О каком именно вопросе идет речь? Интернет вещей или сельское хозяйство?
Сельское хозяйство сейчас приоритетно для нашего государства: ВВП растет именно за счет этой отрасли последние пару лет. Уделяется ли достаточное внимание реальным людям с реальными проблемами в данной отрасли? Со слов аграриев, нет: хотелось бы больше субсидий, грантов – ну или, как минимум, льготного кредитования с нормальными ставками…
Интернет вещей и цифровая экономика сейчас тоже на слуху, а уж как там по факту обстоят дела, я не знаю. Хотелось бы больше внимания к реальным людям во всех сферах, чтобы государство было «человеко-ориентировано». Страна у нас большая, проблем много, все сразу не решить. Но подвижки в нашей сфере, хоть и небольшие, но все-таки есть.

SN: Какие тенденции будут преобладать в российском сегменте интернета вещей для сельского хозяйства в ближайшие несколько лет?
ЯБ:
С финансовой точки зрения, думаю, в ближайшие пару лет активно будет развиваться мониторинг здоровья животных и растений, а также общий мониторинг земельных ресурсов (почва, лес, застройки).

SN: Что обусловит развитие этой отрасли в нашей стране? Какие факторы окажут влияние?
ЯБ:
Думаю, у людей появится возможность протестировать эти технологии и на своем опыте понять удобство, простоту и огромный экономический эффект от использования решений подобного типа. Эффект новизны пройдет, и это породит огромный живой спрос.
Сейчас это не всем понятно, а вот если, например, сравнить это с нашим повседневным бытом, все станет понятней. Как вы думаете, сегодня хоть одна здравомыслящая хозяйка откажется от стиральной машины? Вы можете себе представить, что надо ехать в неизвестное вам место в мегаполисе, в час пик, за рулем – и вы не посмотрите в навигатор, не проверите пробки, не проложите удобный маршрут? Я уже не могу…
Вот и в животноводстве будет так же: думаю, ректальное измерение температуры у стада в 1000 голов с внесением всех данных в бумажные журналы через пару лет останется в истории.






Разработка сайта: www.skrolya.ru
Яндекс.Метрика